Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:44 

Есть наблюдение, что сюда отправляются какие-то тексты тогда, когда много отрицательных эмоций.
А на деле всё и наполовину не так черно ))
Да и вообще не черно, если честно ))
Жизнь бьёт ключом, я учусь на музыканта, у меня большой прогресс.
Да и вообще как-то счастливо. Какой-то большой кусочек моей жизни встал на место. Или много маленьких.
Ну, суть в том, что всё, что было неплохо, наладилось и стало на самом деле хорошо.

И даже пропущенная сессия (я посмотрела расписание на соседнем стенде, да, я овец))) не портит общую картину.
Сессия - это всего лишь сессия. В жизни есть вещи поважнее )

02:32 

Я ничего давно не писала. Так неправильно. Молчать - это как будто и не я.

Сегодня впервые стала искать квартирку. Для себя. Жуть. Хоть и не всерьёз, а на будущее.
Подумалось внезапно и ясно: "мы недолго ещё будем жить все вместе". Меня это пугает, потому что я многое таким образом предсказываю, и часто оно сбывается.
Уровень взаимных претензий достиг того уровня, когда молчать дальше затруднительно. Сложнее всего с Соней и ее парнем. Ничего против их не имею, но порой опасно близко приближаюсь к образу карикатурной скандальной соседки, которую всё бесит.

Где-то летом я впервые сказала вслух страшное слово "ипотека". Мама на это сказала что-то насчёт замуж. Но замуж пока глухо, никто не хочет жениться. А у меня на лице написано, что сначала жениться, в широком смысле слова. В общем, замкнутый круг. Но с квартирой надо что-то делать. А пока я нашла, что в Самаре есть жильё и за семь тысяч в месяц. Удивительно, но факт.

Вообще гнетёт чувство, что надо что-то менять, и что-то гораздо глубже работы. Её я уже поменяла и почувствовала себя лучше )
Нарастает хрупкое доверие... нет, не доверие. не знаю, как сказать. Это чувствуется кожей - как непрочные связи с коллективом обрастают, становятся более крепкими. Не то чтобы прямо "канаты", но мне уже более комфортно.

Интересно, что каждый новый человек открывается с нескольких сторон.

Сначала ты просто его изучаешь - что он такое, кто он такой. Чем интересуется, чем интересен.
Потом ты видишь хорошее: хороший, потому что интересен тем-то, потому что делает то-то, потому что такой-то.
Потом осознаешь плохое: увидела его пьяным в стельку и испугалась, услышала, как он орёт на кого-то грубо и матом, узнала о склонности к порокам и нетвёрдости характера, о неприятных качествах...
Далее начинаешь осознавать, а не просто слушать, что о нём говорят другие, и сопоставлять с твоим представлением.
Затем идёт момент критической оценки полученной информации. Тут-то и решается, свой человек или нет.
А потом всё выясненное начинает восприниматься в комплексе.
Тут-то примерно всё о человеке становится понятно.

Больше писать не хочу. норму сделал, ушёл спать.

02:11 

Содрала полностью из жежешки вчерашние размышлизмы.
"
Внезапно оказалось, что при встрече с человеком из прошлого внутри всё ещё происходят какие-то странные процессы. Что-то неприятно сжимается, где-то начинает противно глызсть (лучше слова не придумала), и вообще что-то странное случается.
А ещё - гора недоумения.
Два дня подряд происходят случайные встречи, и вот уже два дня я недоумеваю. Как вообще этот человек мог оказаться в моём прошлом? А никак. Сама его туда запихнула.
А сегодня, услышав чей-то голос, подумала: "как у Попова". У того Попова, про которого я говорю, голос низкий и притягательный. Обернулась - а, нет, это человек из прошлого. Чорт.
Видимо, дело было в голосе.
Заодно и вопрос возник: почему люди женского пола (про мужской не знаю) любят иногда натирать себе раненое сердце солью в память о людях из прошлого?
"

Вчера было очень плохо. Не хотелось шевелиться. Хотелось упасть где-нибудь,и чтобы все обо мне забыли. Но обо мне никто не забывал, и падать было некуда.
Иногда у меня появляется чувство, что всем на меня наплевать, что я никому не интересна, что меня игнорируют, что я неуместна. Вчера как раз так было.
Что может поднять настроение? Ну, в первую очередь - вкусняшка. Поэтому я была такая толстая прошлым летом, ага. Но вот я уже полчаса хожу кругами по "карусели", а вкусняшку купить не могу, не знаю, какую. Разве бывает так? А вот и не бывает. И тут вдруг случилось. От этого печалюсь ещё сильнее, и хочется заплакать прямо сейчас. Хренушки, не заплачу.

В итоге набрала всякой ерунды, а радости никакой.
"В продаже появились фальшивые ёлочные игрушки. С виду они настоящие, но радости от них никакой".

Ехала домой, жаловалась маме на то, что нет радости.

Момент из разговора: "хренов волго-камский банк, который обанкротился, и в его хреновых грёбаных терминалах больше не принимают транспортные карточки, и я всем теперь плачу из кармана, из кармана, блин, из кармана!!!". В это время мама поняла, что я вроде как сильно не в духе.

Дома тоже всё плохо, всё бесит.
Проспала пары. Апатия. Лежать и не шевелиться. Соня подходит и спрашивает, живая ли я. А я лежу под одеялом поперек дивана и не шевелюсь. Живая, гвоорю. у меня депрессия, говорю. Соня беспокоится. Осень, говорю. Соня успокаивается и уходит. а я впадаю в тоску, потому что "меняниктонепонимает".

В общем, всё было плохо.

А потом был килограм или типа того мандаринов, сладких и без косточек, системный анализ, "настя будете коньяк?", коньяк, разговоры о кино, бывший шеф, который портит мне нервы сам по себе и своими разговорами, снег на улице, музыка и пешком домой, гости, "как ты так похудела??" и горячая ванна.

Спать.

Жизнь прекрасна, хоть и полосата.

03:27 

Я книжный наркоман.
Сбылась мечта идиота - сегодня я купила "Гарри Поттера". Первую часть. Этот торжественный момент предполагался лет через много (покупка детям первого "гаррика"), но обстоятельства сложились так. Но это не мне, это в подарок.
А себе я взяла "Задверье", которое в тру (или не тру?) переводе называется "Никогде".
Самое грустное, что Зэ Хоббита я брала не больше двух недель назад, хотя моя книжная норма - не больше четырёх книг в год. И Стивен Кинг лежит недочитанный.
Я книжный наркоман.

20:00 

Осенняя меланхолия

Вечера были наполненны смыслом, пока не прозвучал вопрос: "Наполненны ли смыслом твои вечера?". Вопрос повис в воздухе, слушая, как умирает Смысл...

- Почему ты сидишь здесь допоздна? - спросил Д. вчера.

Что ответить? Не знаю. Потому что так есть хоть какой-то смысл.

Работа, которая ощутимо лучше той, которая была - но иногда чешет меня против шерсти, в моменты, когда я ощущаю свою некомпетентность.

Завалы в учебе, заставляющие меня болезненно сжиматься - будто бы маленькие комочки страха нельзя выгнать из госа.

Планы, которые выглядят настолько грандиозными, что я не знаю, живут ли столько люди, чтобы осуществить свои задумки. Серьёзно, иногда я думаю, что моя жизнь слишком короткая, и если я не успею сделать всё сейчас, до конца года, до окончания универа, то просто ничего больше не будет. Глупо, но, возможно, это просто интуитское. "А может быть, и не было меня?" (с)

Люди ускользают.

На прошлой неделе мои девочки твердо решили познакомить меня с неким Мишей. Знал бы несчастный Миша, что мысленно мы с ним уже встречаемся, уже съездили погулять в Казань, на выходных выбираемся из города на велосипедах с рюкзаками за спиной, ездили в Казахстан жить в юрте... Хорошо, что люди не могут такого знать наверняка.

Живём моментами. До конца недели... А там... Потом надо закрыть сессию... еще одну... и ещё... Диплом, получить, непременно...

Что потом?

"Вы могли бы заняться вот этими вещами, - говорит К.В., - чтобы знать, если потом будете уходить из университета в нормальное место".

Уходить...

Заниматься чем-то в будущем.

Нет у меня будущего. Живу сегодняшним, завтрашним, послезавтрашним днём и немного "через пару месяцев".

18:36 

Элементы графомании

"Просто у тебя не срослось с мехматом", писала Лиза.

А что, если это правда?

Что-то в ней есть... В этой мысли, отдающей дымом сгоревших надежд, она чувствовала что-то ещё, немного пугающее, слегка сдавливающее горло удавкой сомнений. "Правильный ли был мой выбор?", думала она, отстукивая клавишами ритм своей жизни. "Быть может, есть параллельная вселенная, в которой я дописываю свою вторую книгу, вместо того, чтобы смотреть в монитор пустыми глазами и осознавать свою несостоятельность и несбыточность своих надежд?".

15:59 

Шикарнофото и приступ самокритичности

В выходные посидела некоторое время на "Самара фото". Нашла мужчину с ником trifon, который по совместительству оказался отцом моей однокурсницы, тоже снимающей.

Вот это даааааа.
Вот это я залипла.

Не каждая, конечно, фотография, но...

Фотография - как произведение. Завершенное, готовое, сделанное. Как стихотворение со всеми зарифмованными строчками, попадающими в размер. Как изломанно-правильные вальсы Шопена. Как "Танец рыцарей" Прокофьева. Как актер, игравший-танцевавший Меркуцио - оттуда же. Как идеально распланированная и потраченная по плану зарплата.

Это просто сказка композиции. Да, он обрабатывает снимки, но эта обработка - всегда ровно то, что нужно, чтобы фотография стала the Фотографией.

Единственное, что я могла выдавить из задушенного восхищением и - немного - завистью горлом, это: "рамочки лишние". Но это дело вкуса.

После этого наступил критический момент, когда я осознала, что всё, что было снято мной - тлен и брен. И если и есть несколько хороших фотографий, достойных того, чтобы жить, то все они такие торопливые и поспешные... Снять, скинуть в комп, посмотреть, подкрутить уровни, кривые, выложить в интернет. Быстрее, быстрее, быстрее.

Горизонт очевидно завален? А, лень. Облака превратились в белое месиво? Ох, лень. Сканированные фото тоже можно обработать? Но лень же. Это пленка, можно и не трогать. И так неплохо...

Быстрее, быстрее, быстрее...

Удалила всё, чего коснулся приступ самокритичности.

16:35 

Ранена почти в самое сердце

Ранена почти прямо в сердце.
Предыдущий шеф сказал про меня, что я сама не работала, а теперь не даю девочкам работать.

Тут должна быть та часть, в которой я объясняю непосвященным, что да как. Здесь не та серьёзная организация, в которой люди обедают и ходят в туалет с хронометром. Всё тут весьма расхолажено. Но при этом очень пытается казаться. И эти попытки иногда веселят, иногда раздражают. Это нормально, если люди, в том числе начальник, приходят после обеда, а на планерках все дружно говорят, как они за то, чтобы приходить ровно к девяти. Людей тут не любят, но я думала, что ко мне это не относится - всё-таки сотрудница, и не так уж давно бывшая. И работала больше двух лет перед этим. Причем именно работала - что-то не получалось, что-то было отлично, но не вопиюще халтурно.

Предыстория моего ранения в том, что сегодня я трижды пересекалась со своими девочками из ИАЦ, и три раза слушала, как он орёт.
В первый раз - на Лизу, что она сделала что-то там не так (знающие люди понимают, что это вполне могло и не соответствовать истине).
Во второй раз - что я отвлекаю Лизу. Или Лиза отвлекает меня. В общем, чтобы мы шли каждая на свою работу и работали там, вместо того, чтобы болтать. В этом я, к слову, услышала его слова ко мне "ты уволилась, ушла, стала работать в соседнем отделе и этим ранила меня в самое сердце". Чуть-чуть. Может, показалось. Но мне редко кажутся такие вещи, я ж белый этик. А то, говорит, КВ будет жаловаться мне, что ты не работаешь. Не будет, буркнула я вслед.
В третий раз всё зашло дальше. Я заглянула по делу к Рите (не будем забывать, что эти две мои одногруппницы, и у нас могут быть вполне так важные дела). Обсудили дело, буквально пять-десять минут. В кабинет заходит Д.И. и начинает уже прямо орать, что я всех отвлекаю и шла бы я отсюда.
А потом Рита сказала, что он весьма резко высказался обо мне.
Сама, говорит, не работала, и теперь девочек отвлекает, чтобы и они не работали.
Тут я мысленно разразилась горючими слезами.
Что ж.
Не хотите, как хотите.
Я не злопамятная, я просто злая, и память у меня хорошая.
И, по моему нескромному мнению, очень, очень многое в отделе делалось за счет меня.
Гав.

11:44 

Каждый раз. когда собираюсь на работу, во мне борются две Я.
Одна ещё помнит работу в ИАЦ и то, что на неё идти не хотелось.
Вторая уже знает, что бывает и другая работа.
Эти двое переругиваются, и в итоге я иду на работу как первая, а ухожу как вторая.

01:02 

Сегодня спросили, чего это я такая нарядная, чем погрузили в ступор. Недосып и всё такое, долго пыталась понять, какая же часть моего наряда и в самом деле нарядная. Потом всё оказалось проще - когда Д. приходил в холода, я ходила в затертых джинсах и ботинках, похожих на берцы, но всё ж таки девочковых. А сегодня в честь потепления надела платье, что-то типа прически даже сделала. Типа.
Вот ведь.

Мучительно хочется куда-то сходить. В театр, на концерт, куда угодно. Надеть лучшее платье (то, которое я действительно считаю нарядным), накрутить волосы поинтереснее. Мы было собрались идти на Мельницу, к которой я иногда неровно дышу, но жаба душит. На неё чем-то похожа (хотя, по мнению, наоборот) Сурина, так что думаю заместить одно другим. Но туда, как мне показалось, такое платье можно и не надевать. :(

Эх. Саша, летом звавший меня в филармонию 13 октября (за два месяца, да-да), с кем-то там начал встречаться, так что сомневаюсь... С. как позвал погулять, так, видимо, и напугался делать что-то еще. Ну, вроде как позвал - уже хорошо. А погуляет пусть сама, я же позвал, всё уже сделал, что мог. Сережа вообще комплименты говорит одним, а цветы, зараза, носит другим, так что идите вы лесом, Сережа. А ещё "Волкодава" читал, у-у-у. К., на два года меня младше, даже не буду считать в силу предубеждений и стереотипов, от которых я, увы, не вольна.

Заведение кота я психологически заместила покупкой чашки с кошкой.

Чем можно психологически заместить парня?.. Чтобы я хотя бы не терзалась его неналичием :3

00:48 

Культурно просвещаюсь.

Сегодня - спагетти-вестерн.

"Хороший, плохой, злой".

Мне нравится этот молчаливый парень!

Узнала ещё о двух фильмах на ту же тематику. Завтра, завтра, завтра буду смотреть ))

Это были самые паф! паф! паф! паф! паф! паф! три часа в моей жизни на этой неделе.

12:50 

Плёнка

На плёнку снимать интересно. А ещё приходится ждать, когда же закончатся эти 36 кадров.
А ещё как-то я взяла сонину зеркалку и (по привычке, представляете?) начала выставлять значения экспозиции. Хотя никон вполне справился бы и сам. Хи-хи.
Я уже начала выбирать себе камеру. Что-то мне нравится, но я не уверена, что мне нужна такая дорогая техника. А что-то недорогое, нужно ли оно мне?
А классная мысляндия - взять, к примеру, два кэнона - пленочный и цифровой. *_*
И помидорчики на десерт. Фотография примечательна тем, что я разбила другую банку (хорошо хоть пустую), пока снимала эту.

00:56 

Ах, что в трамвае-то было.

Во-первых, я очень сильно не люблю большие скопления народа. Сильно-сильно. В "ашане" в пятницу вечером у меня начинает колотиться сердце и всё такое. К примеру. То есть не на пустом месте - меня от толпы реально колбасит.

Толпа - это пятничный "ашан", битком набитый трамвай, много народу в тесном помещении и так далее. Даже на рынке в удачный торговый день мне некомфортно, стараюсь убежать побыстрее.

И вот сегодня сцена разыгралась в битком набитом трамвае. То есть я стою слишком прямо, стараясь не дышать, и жду, когда же это закончится, одновременно пытаясь залезть на стенку (в смысле сильно прислоняясь). На очередной остановке вваливается ещё бОльшая толпа - и напирает, напирает, напирает! Всё равно что сельдь в бочке. Рядом со мной, слишком близко - слишком близко, вы, дядя! уйдите подальше! - стоит дядечка почтенных лет.

Во-вторых, я очень не люблю, когда до меня дотрагиваются без моей на то санкции. Из-за этого, в частности, я не люблю битком набитые трамваи и так длаее. А уж если дотрагиваются до меня не то чтобы без моего разрешения, но против моей воли, это вообще "где мой дробовик?!".

Ну и, эм, дядечка этот стоял очень близко, и как-то странно - словно его самого моя крайняя близость совсем не смущала. Я, конечно, сделала попытку отодвинуться, но трамваи у нас ещё не додумались делать резиновыми, а мои способности прирастать к стенке очень ограничены. А дядька стоит, ему вообще пофиг. Внутренне напрягаюсь, ещё больше, и жду. Ну, думаю, не дай тебе сделать что-то такое, что мне понравится ещё меньше, чем твое присутствие в моей зоне комфорта.

И в этот сакральный момент я явственно ощущаю что-то на своей филейной части.

И, не долго думая, как следует ударяю старого развратника по охреневшей конечности. Кулачком. Не то чтобы сильно, но чувствительно. Был бы девушкой, синяк бы остался.

А у него какие-то пакеты. И смотрит он на меня. Что, говорит, я вас оцарапал, что ли? Ну или типа того.

Тут мне стало мучительно стыдно. У дядьки пакет, которым он, может, за меня зацепился, а я его бью. Бормочу что-то невразумительное вроде "извините перепутала как стыдно выпустите меня отсюда" и быстро двигаюсь к выходу. По дороге думаю, что он не особенно-то и удивился, что я его стукнула. Ну, у нас не слишком-то нормально, когда за то, что твои пакеты за кого-то зацепились, тебя этот кто-то бьет. Пусть и несильно. Значит, ручка-то была, старый охальник. Или не была?...

Выпала из трамвая с уверенным желанием порыдать как следует и чувством облегчения, и доехала остаток дороги в маршрутке - где нас было пять человек и никто на меня не наваливался и не "зацеплялся".

Трамвайная дракабаба. Жуть. Всё равно стыдно - не задумываясь огрела мужика по плечу кулаком. Вдруг бы он сдачи дал?.. (

Если прочие мои шуточки про мои отклонения - шуточки и есть, то с боязнью толпы действительно надо что-то делать.

А ещё осознала мою несостоятельность как "советчика" в силу недостаточного жизненного опыта. :( И всё циклически возвращается к предыдущим моим проблемам.

Пойду погрызу шоколадку на ночь.

00:37 

"Три тополя на Плющихе"

Давно не было так плохо. Видимо, отвыкла, забыла, что одна. А ещё свадьба у коллеги. А у меня нет. В смысле ничего нет. Поэтому смотрела и ревела, по-деревенски в три ручья.

Хотела написать как следует, но вместо этого - как всегда - одни отрывки... обрывки...

Просто немного нежности. Чуть-чуть.

На мгновение забыть быт, деньги, повседневные хлопоты. Просто обнять - слегка хотя бы, чтобы почувствовать только, что не одна, что нужна. Хотя бы так. На пять минуточек забыть про всё - только быть нужной. Любимой. Чьей-то - целиком и полностью.

Хоть на мгновение.

Чтобы увидел - и разглядел, и понял, всё-всё понял, до последней капельки. И всю без остатка - полюбил. Без всякой надежды полюбил. Несмотря ни на что. Ждал, несмотря ни на что. Чтобы надеялся - и желал любить, целиком и полностью.

Хоть на мгновение.

21:19 

Едва не устроила в трамвае драку. Стыдно.
Ненавижу переполненные, забитые битком трамваи.

16:18 

Апельсиновый нервнодень

При одинаковых начальных условиях с апельсинами жизнь приятнее, чем без апельсинов.

Я так кошмарно ем апельсины, что в апельсиновой стране про меня сочинили страшную сказку и пугают ей детей-апельсинчиков: "будешь плохо себя вести, тебя съест Настя!".

Сегодня я купила ботинки, похожие на берцы (только девочковые, а не настоящие берцы). А еще - кружку с кошкой. Кружка предполагается как рабочая, потому что в университете (в том числе и на работе) я сейчас провожу времени больше, чем дома! (не считая того времени, которое крадет сон)
Но до чего же это офигенная кружка! С ней в комплекте шла упаковка - круглая коробка с крышкой, на которой тоже кошка.

А почему день такой нервный, а потому, что в среду мне надо сдать все долги Л. Александру Сергеевичу, который как человек мне интересен (с точки зрения этики и психологии есть куда посмотреть), но как преподаватель бывает порой труднопереносим нервным личностям. В общем-то, один из немногих людей, которые не стесняются сказать мне в лицо почти прямым текстом: "дура вы, Настя". Только с социально-приемлемыми поправками, естественно.

Полуобглоданные апельсины скалятся на меня с тарелочки подсохшими корками, и от этого мне жутко.

Видимо, апельсины в апельсиновой стране после смерти предпочитают просто сгнить, чем я их съем. А из самых плохих апельчинов по закону кармы я делаю сок. За всю жизнь я видела не так уж много действительно плохих апельсинов, заслуживших такой участи.

14:09 

Соционический манчкин

В прошлую пятницу пригласили поиграть в ИАЦ. Пришёл Саша, реквизировал меня. Сейчас, говорит, начнём. Кто играет? Ты, я, да Настя. Лиза играет? Ах, делает базы данных? Ну ладно.

Я честно пришла, честно ждала. Терпения нет.
Настя сидит, лениво ковыряет мышкой в компе.
Где же вы все, игроки? - вопрошаю я.
Приходит Саша и объявляет начало игры. Тут Настя внезапно оживает и говорит, что для начала она поест, ибо вечер, кушать, давно обед был и всё такое. Я начинаю кататься на стуле.

Наконец-то, через час после того, как я сказала: "сейчас, Саш, только чай допью", мы приступили.

Почему манчкин соционический? Да потому что всё выглядело достаточно наглядно. Я как-то не занималась типированием Саши, но склоняюсь к чему-то Дюма-Жуковскому. Настя сама про себя говорит, что она Максим (конфлктер, ага!). И я, Гексель Гексликович.

И вот на столе разложены две колоды, смысл которых я понимаю смутно и невнятно.
Настя начинает объяснять, разряжая два пулемёта в мою незащищенную болевую структурную логику.

Остановись, говорю я ей, это слишком для моей болевой!

Что ты хотела от Макса, спрашивает она (а я так и вижу, как она сдувает дымок с воображаемого дула пулемёта).

Дальше какой-то кошмар.

Карты действуют по странным правилам. Саша с Настей их понимают, я - нет. Лиза делает базы данных и весело хихикает на некоторые наши реплики. Игра затягивается на бесконечное время. Саша терпелив, Настя аппатично-ленива. То есть всё нормально, вроде бы, но я прыгаю на стуле и говорю "нукогдаже, нукогдаже". А они, словно специально, делают всё меееедлееееенноооооо......

Когда карты закончились - или кто-то взял десятую скрепочку - я с радостным визгом убежала прочь, крича в дверях: "прикольная игра, но меня больше не зовите!".
Через пять минут стало стыдно за резкость (вроде как "а то великая ты птица, чтобы тебя звать"), и я прибежала обратно извиняться, но ребята ушли.

А вообще я не знаю, зачем я приплела сюда соционику, но этих странных правил я не поняла (уровни, карты, а сюда ещё зачем-то карту класть, и сюда тоже, а эту уже нельзя, уууу, уже ничего не ясно), а значит - вали всё на болевую! )))

В итоге Настя сказала, что она на меня не обиделась, а Саша сказал, что тоже не обиделся, но к Насте лучше бы подойти.
Но в манчкин я больше не играю. Уж лучше в покер тогда.

15:19 

Депрессняшечки

Вчера ругались с мамой по телефону. Со слезами, с взаимными упреками и так далее.

Рассказываю ей про кота, которого видела на остановке - ласкового и приятно пофигистичного. Плавно подвожу всё к тому, что хочу завести в квартире кошака. Очень хочется.

Дальше идёт по накатанной: монолог мамы о том, что квартира чужая, и в любой момент нас могут оттуда выгнать. Потом моя реплика о том, что никто нас так просто без предупреждения не выкинет. Далее снова мамин монолог - "чужая квартира, которую хозяйка может продать - ты же сама говорила, что её сын живёт в съемной".

Иногда я чувствую себя как на суде - "всё, сказанное вами, может быть обращено против вас".

Разговор начался на остановке "загородный парк". Выходя на "заводе тарасова", мы уже ругались.

- Просто пойми, что нельзя! - ругалась мама. - Живи в своей квартире и делай, всё что хочешь. Не забывай, что квартира чужая!

- Мам, - шиплю я, уже сердитая.

- Не забывай, что квартира чужая! - повышает она голос.

- Забудешь тут! - кричу я, привлекая внимание прохожих.

- Не забывай, что квартира чужая! - в третий раз говорит она - словно железо режет.

- Спасибо, что напомнила, что у меня нет квартиры, - повторяю я в трубку три раза подряд. Драматизм жуткий, но бывает иногда такое настроение, за которое самой потом стыдно.

- Спасибо, что напомнила мне, что у меня нет своей квартиры, что у меня даже нет денег, чтобы купить квартиру, и вряд ли когда-нибудь появятся! - кричу я, со странной смесью стыда и удовлетворения замечая взгляды стоящих на остановке людей. Правильно, ведь для своей эмоциональной реплики в этом абсурдном спектакле я остановилась и приняла театральную позу - "отчаяние и бессилие".

Мама удивлена. Мама не поняла, что же не так.

- Ты всегда, всегда режешь меня по болевым местам!

- По каким таким болевым?

- То, что у меня нет квартиры! То, что я живу в чужой квартире! То, что я не могу завести кота!

- А что, я не права? - в голосе искреннее удивление.

- Ты даже не понимаешь, что ты делаешь не так, как не надо делать! - с драматическими паузами продолжаю я свою речь.

В этом вся наша с ней ругань - смесь театра, абсурда, наигранности и искренности. Когда мы ругались всерьез... Ах, даже тогда, когда мы не разговаривали два месяца, это было не серьёзно. Просто два ребёнка, вставших в позу.

В итоге брат забирает у неё трубку, получает краткий пересказ последних пяти минут спектакля, и я реву.

Я не понимаю причин наших ежедневных разногласий. Хотя... Просто надо перейти на самообеспечение, исключив родителей из числа своих инвесторов. Тогда список претензий к любимому чадушке сокращается до "почему ты вчера не позвонила" и "когда ты приедешь". А вопросы из серии "куда ты потратила всю зарплату", "почему ты не можешь экономить" и "возьми себе в привычку откладывать деньги" и так далее останутся в прошлом.

Надеюсь.

13:58 

Кошкофилия

Надо искать парня. Потому что я очень хочу завести кота. А если кота я заведу раньше, чем найду парня, может случиться так, что я осознаю, что теперь меня в жизни всё устраивает, и останусь старой девой в окружении кошек, что будет грустно - несмотря на то, что я буду довольна и счастлива.
Идеально, конечно, найти парня-кошкофила... *мечты, мечты...*

15:18 

Этот сон в каком-то смысле интереснее, чем про эльфа, а в каком-то - скучнее.

Я часто путаюсь с гендерным самоопределением во сне, что доставляет немалые проблемы в процессе его рассказывания. Так что первую часть я была мужчиной, главным героем, а вторую - уже действовала от третьего лица, так что вот так.

Герой был молодым симпатичным парнем, каких много. Недавно закончил универ, уже работал программистом в скромной организации. Проработал всего год или два, и в очередной отпуск поехал на море. Не туда, куда отправляется большинство туристов, а туда, где потише, поинтереснее.

На берегу он услышал истории о том, как местные жители иногда находят в ракушках на скалах, открываемых во время отлива, жемчужины в раковинах. Герой решил попытать счастья. Погода была великолепная, солнце, температура - всё было на том золотом уровне, когда и не жарко, и тепло, и вода ласково согревает, а солнце не жарит.

Он доплыл до одиноко стоящей пары скал, забрался на них, сдирая кожу - что было вовсе нелегко. Кажущиеся такими небольшими, когда он смотрел с берега, скалы выросли в разы, когда герой оказался рядом. Они были сплошь покрыты ракушками, ранящими ноги, руки, колени и локти. Пришлось содрать несколько ржаво-коричневых раковин - герой успел увидеть бледное полупрозрачное тельце, сулящее ему драгоценный жемчуг или же просто небольшое приключение. Теперь на скале было место, чтбы стоять, крепко держась за мокрые скользские выступы.

Герой осторожно отнял руку от опоры и потянулся за приглянувшейся ему раковиной. "Только бы не упасть", - успел он подумать прежде, чем другая рука скользнула с влажного камня и судорожно махнула, нащупав только пустоту.

"Конец", - подумал герой, вспоминая, что под водой скала тотчас же превращается в каменное плато, о которое он сейчас разобьётся. Или же его затянет подводное течение, о котором его предостерегали местные жители. Или...

Он с громким плеском ударился о поверхность воды.

Последнее, что он успел увидеть - солнце, пробивающееся сквозь желто-зелёное море.

***

Старенькая мать героя долго не могла отойти от потери. Она была ещё молода - что уж там, пятьдесять лет, - но горе быстро состарило ее.

Сестренка держалась крепче. В четырнадцать такие потери не кажутся невосполнимыми - пройдёт время, и она лишь иногда с грустью будет вспоминать брата, приезжавшего раньше на выходные с непременной шоколадкой для нее.

Прошло совсем мало времени с тех пор, как герой не вернулся из отпуска, когда к ним в дом пришли странные строгие люди.

- Посиди тут, девочка, - сурово, но не сердито сказали ей.

Она села на диван, сложив руки. Люди разговаривали с матерью, и она, как и много раз за последнее время, плакала.

Девочка заскучала и начала смотреть по сторонам.

Возле телевизора лежала флешка.

Не удержавшись от искушения, она воткнула её в разъем на задней панели.

На флешке было видео. Она ещё не включила звук, но уже могла видеть мужчину сорока-сорока пяти лет, чем-то похожего на Женю Лукашина - даже костюм, слегка потёртый от частой носки, напоминал о персонаже Андрея Мягкова. Человек в телевизоре кого-то смутно напоминал. Но девочка при всём желании не смогла бы узнать в нём своего недавно пропавшего-погибшего брата.

Через сорок минут она уже горько плакала - впервые, быть может, с момента гибели брата.

***

- Закончили, Иван Иваныч, - сказал парень в мятой футболке, выключая камеру. - Как вы, нормально?

Иван Иванович был нормально. Он всегда был "нормально", ведь на его работе по-другому нельзя. Он отряхнул пиджак, с тоской подумав, что пора бы купить новый, да где же найдёшь сейчас такого качества... и вышел из студии, ни слова не говоря.

Прошлое птицей билось в голове. Тот день... Он был двадцать лет назад. И - два месяца назад.

Падая спиной в море, герой думал, что на этом его земные дни закончены. Отчасти он был прав.

После того, как он прошёл психологическую адаптацию, ему всё как следует объяснили. Разумеется, он дал согласие - что иначе ему было делать в девяносто первом году? Ему-первому здесь было года два, мать была молода и красива, отец ещё не ушёл к другой женщине. Сестра ещё даже не планировалась - это уже потом мать решила удержать ребёнком мужа... Безуспешно.

Новое имя, новая биография. Подъемные и месяц отпуска перед работой - который он проездил на старом воняющем бензине автобусе, пытаясь принять эту страну как свою родину. Получалось с трудом.

А потом он надел свой первый черный бархатный пиджак и стал... Скажем так, слугой государевым. Подписка о неразглашении, наполовину седой - в неполные тридцать лет.

- Это распространеннная практика, - говорил ему Петр Петрович (или Виктор Викторович?), когда он вытирал непрошенные слёзы у него в кабинете, осознав, во что вляпался. - Мы выбираем специалиста. Ждём удобного момента. С вами и ждать не пришлось, чего вы туда полезли-то? И отправляем его в прошлое. Я сам из двухтысячного. Не надо мне жаловаться. У меня там дочка осталась.

Иван Иваныч - тогда ещё обычный парень - успокоился. У него не было семьи. Только мама и сестренка.

- Не надо жаловаться, - говорил Пётр Петрович. - Зато представьте, как далеко шагнет наша страна под управлением таких специалистов. И тогда мы сделаем этих пиндосов... Шагнем в светлое будущее...

Петр Петрович дал ему уверенность. Двадцать лет Иван Иванович жил, отмечая важные даты - день, когда отец ушёл, день, когда родилась сестра, день, когда закончил школу, день, когда...

Пока не подошёл к самой важной.

День, когда он умер.

Он привычно погладил обручальное кольцо, успокаивающее его в моменты воспоминаний. Наташенька... Да. И Оленька с Максимкой.

- Иван Иванович, - позвала его секретарша Тамара, - вас ждут в лаборатории холодного ядерного синтеза. А ещё у ребят из отдела телепортаций какие-то проблемы, требуется ваше мнение. Не забудьте левитатор, у них с утра неполадки.

Иван Иванович кивнул и, щёлкнув пару кнопок на браслете, телепортировался по внутренней телесети на уровень 10а, где на околоземной орбите была оборудована станция выработки энергии - защищенная от излишнего внимания людей генераторами поля невидимости.

Светлое будущее было так близко.

Дневничкастый дневничок

главная